Арсенал (Лондон)                                  
 
 
 
 

Продолжаем серию материалов о футбольных профессиях. На очереди – клубные врачи.

Фото: Александр Мысякин

Клуб Врач Возраст Гражданство С какого года
в клубе
Где работал до этого
«Спартак» Михаил Вартапетов
Андрей Багдасарян
Владимир Вековищев
56 лет

56 лет

40 лет
Россия

Россия

Россия
2009

2017

2017
Центральный институт
травмотологии
ФК «Динамо»
ЦСКА Шагабутдин Керимов
Михаил Бутовский
50 лет

36 лет
Россия

Россия
2006

2017
ДЮСШ «Анжи»
«Зенит» Юрий 
Козлов
Алексей Михайлов
Владимир Хайтин
42 года

28 лет

26 лет
Россия

Россия

Россия
2009

2014

2014
БК «Динамо» С-П
ВК «Ленинградка»
«Краснодар» Марина Валова
Дмитрий Габелко
54 года

41 год
Россия

Россия
2010

2011
«Амкар»

«Ростов»
«Ахмат» Магомедтагир Сугаипов 59 лет Россия 2001  
«Ростов» Владимир Хохлов 52 года Россия 1997 «Уралан», «Крылья
Советов», ЦСКА
«Уфа» Ильшат Жданов
Александр Самородов
34 года

58 лет
Россия

Россия
2012

2012
 
«Локомотив» Сергей Хайкин
Никита Карлицкий
38 лет

35 лет
Россия

Россия
2009

2013
 
«Рубин» Иван 
Цыпнеу
Георгий Лаврухин
52 года

48 лет
Молдова

Россия
2010

2006
«Нистру», «Зимбру», «Сатурн», сборная Молдавии
«Амкар» Сергей Долгомиров
Андрей Бабиков
46 лет

26 лет
Россия

Россия
2010

2015
 
«Урал» Андрей Чертков
Владимир Хомяков
53 года

45 лет
Россия

Россия
2011

2005
 
«Анжи» Хаджимурад Хизроев
Руслан Саидов
48 лет

38 лет
Россия

Россия
2017

2010
«Анжи», «Сатурн»

«Динамо» Махачкала
«Арсенал» Александр Резепов 42 года Россия 2017 «Динамо», ЦСКА
«Динамо» Александр Ярдошвили
Александр Родионов
62 года

33 года
Россия

Россия
2016

2016
«Черноморец», «Динамо»,
«Локомотив», ЦСКА
«Нижний Новгород», «Локомотив», «Ахмат», «Кайрат»
«Тосно» Сергей Белкин
Олег
Голубев
61 год

52 года
Россия

Россия
2017

2017
«Иртыш»

«Ростов», «Волгарь-Газпром», «Черноморец», «Спартак», «Луч-Энергия», «Динамо», «Факел».
«СКА-Хабаровск» Игорь
Шубин
Евгений Гуськов
39 лет

51 год
Россия

Россия
2013 «Факел», «Луч-Энергия»,
«Химки»

Главная обязанность врача в клубе

Понятное дело, самое главное – здоровье игроков. Помимо восстановления после травм это профилактика, организация питания на выезде и сборах, функциональная диагностика, участие в тренировках. Конечно, чтобы контролировать все эти процессы, нужна солидная медицинская бригада. Один человек тут точно не справится. Главному врачу помогают помощник, один-два физиотерапевта и два-три массажиста.

Работа футбольного врача объединяет в себе познания в различных областях медицины: травматологии с ортопедией, терапии и общей хирургии, диетологии, психологии и других. Если вы мечтаете стать спортивным врачом, о каком-либо графике можете забыть. Совсем. Врач находится с командой каждый день, поэтому в курсе всех травм и недомоганий у игроков. Он может выступать и в роли семейного врача у тех же футболистов, тренеров и других работников клуба. В общем, он находится в работе всегда и везде.

 

Кроме того, во многих клубах врачи отвечают за питание футболистов, определяют рацион и порядок приёма пищи. Многие продукты, к примеру свинина, майонез и сладкие газированные напитки, находятся под запретом. Врачи стараются максимально разнообразить меню. В приоритете – углеводы, мясо птицы, салаты. Есть свои нюансы в рационе за сутки до игры. В частности, исключаются сливочное масло, грибы, морепродукты и экзотика, которая может вызвать несварение – всё должно быстро и легко усваиваться. Действительно, кому нужен футболист, которому перерыв в игре потребуется раньше времени?

Как работают врачи, когда футболист получает травму

Зависит от того, где именно футболист получает повреждение. Если игрок травмируется на поле, задача медиков – как можно скорее добраться до пострадавшего после того, как арбитр даст сигнал. Кстати, как таковых физических нормативов для врачей не существует. Просто сами доктора понимают, что от того, насколько быстро они доберутся до места, где игрок получил травму, зависит оценка их действий руководством. Потому большинство клубных врачей держит себя в соответствующей физической форме.

Так вот, когда врач преодолевает солидное (или не очень) расстояние, у него нет ни секунды на то, чтобы перевести дух. Пострадавшему нужно быстро остановить кровь, если она есть, оценить состояние футболиста и унести его с поля, если есть риск ухудшения его состояния. Проще всего, если футболист получает ушиб – их медики убирают с помощью заморозки. Интересно, что после игры футболист снова почувствует боль в ушибленном месте, задача заморозки – лишь приглушить боль на время матча.

Когда футболист получает травму, собирается консилиум и устанавливается диагноз. Затем разрабатывается реабилитационный протокол, ожидаемые сроки восстановления, ставится задача физиотерапевтам. И только после этого начинается процесс реабилитации. На каждом этапе врач контролирует восстановление игрока, делает УЗИ, при необходимости корректирует процесс и меняет протокол. В общем, возвращаясь к пункту занятости – врач находится в работе всегда. Игрок может позвонить врачу хоть посреди ночи и пожаловаться на боль в мышцах, и тот будет обязан принять меры.

«Если футболист получает травму, мы проводим клиническое тестирование, при необходимости отправляем на МРТ, КТ и УЗИ, — рассказывает реабилитолог «Уфы» Мария Бурова. – Исходя из анализов, расписываем план восстановления. Многое зависит от биомеханики, от физических способностей человека к регенерации тканей. Мы должны воспроизводить на тренировках тот режим работы мышц, при котором чаще всего случаются травмы. Такие упражнения делаются в малых количествах, чтобы футболист не получил повреждение».

 

Как врачи взаимодействуют с тренерами

Чаще всего медицинская бригада общается с тренером по физподготовке. Всё-таки перед ними стоит примерно одна и та же задача – предоставить главному тренеру функционально готового футболиста. Вместе они разрабатывают план тренировок для футболистов, имеющих проблемы со здоровьем или только вернувшихся в общую группу после восстановления от травмы.

Врачи влияют на построение тренировочного процесса, пусть и не прямым образом. При участии врачей составляется план по нагрузкам для игроков, вернувшихся после травмы и находящихся в группе риска рецидива при перегрузке травмированной зоны. Таким футболистам нужно индивидуализировать нагрузку, чтобы не случилось рецидива. Обычно футболиста не нагружают раньше времени. Но случаются и форс-мажоры. В некоторых моментах учитывается положение команды в таблице и график – иногда игроку действительно приходится возвращаться на поле, не набрав лучшую форму.

 

Как происходит общение с иностранцами

Многие врачи не очень любят работать с детьми по одной простой причине. Они не могут конкретно объяснить, что у них болит. Так же и с иностранными игроками. Вопрос коммуникации с ними стоит порой очень остро.

«Английский язык является помощником в общении с ними, — говорит врач «Динамо» Александр Родионов. – Определённые термины люди понимают, даже языком жестов игрок может показать проблемную область. Когда ребята только приезжают в команду, частенько говорят только на своём родном языке. Тут помогают только смекалка и опыт. Игрок жестами указывает на то, что у него болит, а я определёнными методами нахожу причину. Порой возникает недопонимание на этой почве. Когда я ещё работал в «Локомотиве», в одном из игровых моментов, когда футболисты боролись за мяч, Марко Баша рассекли шипом кожу на передней поверхности бедра. Он был в таком шоке, что кричал по-русски, что ему разрезало мышцу. Но когда мы внимательно всё рассмотрели, оказалось, что это просто рассечение».

Как проходит первый медосмотр

Этот процесс – один из самых важных в работе врача. По одной простой причине – здесь он определяет судьбу футболиста.

«Иногда приходится объяснять, что есть риск рецидива травмы или заболевания, — рассказывает Александр Родионов. – После проверки делаем доклад руководству о состоянии здоровья игрока, а они принимают решение о целесообразности приобретения этого спортсмена. У меня были такие случаи, когда из-за плохого здоровья игрок не подписывал контракт с клубом. Здесь нет жалости или ещё чего-то. Врач указывает пациенту на его проблемное место, которым ему стоит вплотную заняться. Не было такого случая, чтобы с ребятами расставались врагами. Даже некоторые ребята потом писали, звонили, говорили: спасибо, что объяснили и подсказали».

Фото: Александр Родионов

Когда Родионов работал в «Кайрате», у него и вовсе случилась одна любопытная история с хорошо знакомым нам персонажем. Тогда к нему на медосмотр приехал Андрей Аршавин с 8 килограммами лишнего веса. Руководство рассчитывало, что он сразу начнёт играть. Врачи объяснили, что это нереально. В итоге Аршавину дали время, в течение четырёх недель Андрей работал с врачом и тренером по физподготовке, привёл себя в отличную форму и в итоге стал лучшим игроком Казахстана. Теперь говорят о его возможном возвращении в Россию.

Как проходит контроль запрещённых препаратов

Вы уже, наверное, устали слушать в новостях о том, что того или иного российского спортсмена обвиняют в употреблении запрещённых препаратов. Не обходит это стороной и футбол. Потому сейчас задача медиков – досконально изучать любые лекарства, которые принимают футболисты, чтобы исключить употребление компонентов в том или ином препарате, находящихся в чёрном списке. Хоть это лекарство от насморка или мазь для тела.

 

«Моя ответственность как главного врача – быть уверенным в составе компонентов того или иного препарата, в его производителе, — рассказывает врач «Амкара» Сергей Долгомиров. – Чтобы избежать возможных недоразумений, мы в клубе с футболистами проводим чёткую разъяснительную работу. В числе обязательных указаний – не принимать никакие медицинские препараты до согласования с врачами клуба. Мы подробно изучаем состав каждого лекарства, наличие сертификации. При малейших сомнениях подбираем надёжные аналоги».

Несмотря на постоянную работу медиков, следящих за обновлением чёрных списков, футболисты и сами должны осознавать, что применение различных препаратов без ведома клубных врачей может привести к самым серьёзным последствиям.

«Вообще, врачи – первые люди, которым звонят футболисты по поводу своего здоровья и здоровья родных, — говорит Александр Родионов из «Динамо». — Не раз мы даже выезжали на дом к игрокам, когда их родители, жёны или дети нехорошо себя чувствовали. Потому даже в выходные телефон включён 24/7. Мы всегда готовы прийти на помощь.Врач – это мостик между главным тренером и игроком. Порой футболист не желает делиться с тренером всеми проблемами, какими-то семейными, скажем. Приходится оказывать ему психологическую поддержку, чтобы он не замыкался в себе, был готов к тренировочному процессу».

Какие травмы получают футболисты чаще всего

По статистике, наиболее часто у футболистов страдают мышцы (передняя, задняя поверхность бедра, икроножные мышцы) – на них приходится порядка трети всех повреждений. После них – так называемые пубалгии, спортивные грыжи. Травма задней поверхности бедра имеет очень высокую вероятность рецидива – около 35%. Также игроки часто получают травмы передних крестообразных связок колена. Поэтому врачу важно учитывать все критерии возвращения в игру, которые сейчас изучаются и постоянно искать источники новой информации. Как-никак сокращение срока восстановления игрока – его главная задача.

 

«Таких проблем с мышцами, наверное, ни в одном другом виде спорта нет, — говорит врач «Урала» Андрей Чертков. – Конечно, большая нагрузка идёт на голеностопные и коленные суставы. Причём травмы суставов получают в основном при стыках и ударах, а вот мышечные травмы самые проблемные и чаще всего бесконтактные. Считается, что если в команде мало бесконтактных травм, это говорит о правильной работе медицинского и тренерского состава».

Фото: fc-ural.ru

В отличие от грыж, переломов и травм связок, мышечные повреждения можно без особых усилий предотвратить. Для этого в каждой команде имеются массажисты. На сборах составляются специальные графики, по которым каждый футболист должен сходить на массаж в обязательном порядке.

«Раньше люди были покрепче физически, немного относились к себе расслабленно, давали поблажки, режим не соблюдали, — продолжает Чертков. — Сейчас минимальные нарушения. Они зарабатывают хорошие деньги, это профессия, и, естественно, люди относятся к себе немного по-другому. Наша задача состоит в том, чтобы подсказать им, что нужно делать».

Где врачи получают образование

Большая часть врачей в РФПЛ уже давно работает в своих клубах и практику получали уже по ходу работы. Например, старший врач ЦСКА Шагабутдин Керимов после интернатуры работал в ДЮСШ, оттуда попал в «Анжи», а затем переехал в Москву. И таких примеров немало – многие врачи клубов РФПЛ имеют опыт работы в обычных больницах или в скорой помощи. Врач «Спартака» Михаил Вартапетов так и вовсе работал в скорой помощи. У многих врачей клубов РФПЛ действительно есть опыт работы в больницах и поликлиниках, и, по их же признанию, это хорошо. Именно в больницах у врача формируется клиническое мышление, вырабатываются нейронные связи.

 

Врач сборной России Эдуард Безуглов также попал в футбол в какой-то степени по стечению обстоятельств. Первым его опытом был «Локомотив», куда его пригласил тогдашний спортивный директор Дмитрий Баранник, искавший специалиста со свежим взглядом.

 

Но со временем всё меняется. Не секрет, что с травмой футболиста клубы теряют большие деньги, потому врачи в командах РФПЛ не относятся к числу людей, получающих гроши. Но и спрос с них особый. Для работы в клубе сейчас врачу необходимо иметь специальный сертификат в области спортивной медицины. Обучение проходит в России на протяжении полугода или года. Врач должен прослушать 500-600 часов лекций и только после этого получает право работать на территории страны. Также врач каждые пять лет должен подтверждать сертификат. Обучение за границей только поощряется. Более того, в данный момент не существует новых книг по спортивной медицине на русском языке, потому в любом случае докторам приходится взаимодействовать с зарубежными источниками.

Самые необычные травмы

Врачебная практика – это не только лечение похожих типовых травм и восстановление после повреждений. Порой клубным докторам приходится сталкиваться с поистине необычными случаями.

«Совсем недавно у меня прошёл процесс восстановления футболист, у которого был полный отрыв прямой мышцы бедра, — рассказывает Бурова. – Диагностировали повреждение не сразу. Он приехал в обычный городской травмпункт, где его осмотрели, зашили рваную рану и отправили домой. Футболист чуть больше месяца тренировался, делал приседания со штангой. Но его продолжали беспокоить боли, колено отекало, и в итоге он решил поехать к другому специалисту в Финляндию, который диагностировал полный отрыв мышцы бедра. Хирург и мы были в шоке – как такое можно не заметить и как после можно вообще тренироваться? Восстановился игрок полностью – и амплитуду движения, и мышечную силу».

Фото: Артём Гусев, «Чемпионат»

Похожая ситуация была в «Нижнем Новгороде» у Александра Родионова. Правда, там Антон Коченков сам выступил с инициативой продолжать тренироваться.

«На заре моей карьеры, в 2008 году, я работал в «Нижнем Новгороде», у нас был вратарь Антон Коченков. На одной из тренировок он отломил себе шиловидный отросток на руке. Пришёл к нам с жалобой на боль в запястье. Сделали рентген – диагноз подтвердился. Обратно эта кость уже не прирастает, отросток просто растворяется. Травматолог посоветовал покой, лангету. Антон тогда боролся за место в основе и сказал: буду тренироваться. В итоге даже с переломом руки Коченков продолжал тренироваться».

Стоит отметить, что иногда врачи идут на компромисс с футболистом, когда понимают, что он не получит рецидив и оттого, что он сыграет или потренируется, хуже ему не станет. Само собой, если он будет готовиться по индивидуальному плану и с определёнными нагрузками. Но если это мышечное повреждение, проблемы с голеностопом, спиной, связками, то компромисс неуместен. Иначе всё это может перерасти в хроническое заболевание.

«Однажды Тихонов играл с переломом пальца ноги, — рассказывает врач «Спартака» Михаил Вартапетов. – При всей очевидности диагноза от замены в перерыве наотрез отказался: «Доиграю, а потом делайте, что хотите». И доиграл, хотя понятно было, что даже местной анестезии Андрею хватило не до конца матча. Бывают и травмы на ровном месте. Футболист ложится спать, а наутро приходит: «Док, болит задняя поверхность бедра». Такое часто происходит на фоне мышечных перегрузок, когда болевой синдром проявляется не сразу. Вообще, абсолютно здоровых футболистов не существует. Если вы покажете снимки их позвоночников врачу в клинике, половине из них тот предпишет инвалидность и полный покой».

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Врач одной из команд РФПЛ, который попросил не указывать фамилию и клуб, рассказал, что у него был случай, когда футболист умудрился при травме паха частично порвать одну из ножек, к которой прикрепляется половой член. На первых порах медслужба это не заметила – сначала реабилитация шла по плану, и только когда динамика приостановилась, они поняли, что что-то не так. Пришлось проводить дополнительные обследования, которые выявили эту проблему. В итоге всё благополучно залечили.

Итог

Работа спортивного врача – одна из самых важных в футболе. А в российском футболе так и вовсе дефицитная. Пока что настоящих профессионалов, имеющих огромный опыт в области именно спортивной медицины, не так много. Однако система по обучению новых кадров работает, да и доктора клубов РФПЛ каждый день продолжают совершенствоваться, посещая специальные семинары и знакомясь с зарубежной литературой. Всё-таки профессия клубного врача – самая ответственная в футболе. От них зависит не только результат, но и жизнь и здоровье игроков. 

 

Источник: «Чемпионат»
 

Результаты

31 июля 2017

Спартак М (Москва)

Спартак М
Москва

2 : 0

Краснодар (Краснодар)

Краснодар
Краснодар

Осер (Осер)

Осер
Осер, Франция
1 : 0

Ланс (Ланс)

Ланс
Ланс, Франция

Фортуна (Дюссельдорф)

Фортуна
Дюссельдорф, Германия

2 : 2

Айнтрахт Б (Брауншвейг)

Айнтрахт Б
Брауншвейг, Германия
все результаты

 

Новости

 

Реклама

Мы ВКонтакте

 

Подписаться на новости